Очевидна связь с пандемией COVID-19, т.к. добровольную самоизоляцию (как и принудительный карантин) называют самыми эффективными мерами по сдерживанию коронавируса при пока ещё отсутствии вакцины.

Почему это важно? Коронавирус способен распространяться по экспоненте.

Он коварен своей живучестью в воздухе и на твёрдых поверхностях, а также длительным инкубационным периодом и скрытым течением у молодых людей, которые сами не ощущают себя больными, но опасны для окружающих из группы риска — пенсионеров и людей с отягощённым анамнезом.

По китайским наблюдениям, один больной COVID-19 даже в условиях строгого карантина успевал заразить в среднем двоих. В Италии цифра выросла до четырёх заражённых от носителя, прежде чем власти решились полностью ограничить социальную активность (но по состоянию на 24 марта в этой стране 69 176 случаев COVID-19, а цифра продолжает расти).

Известен и случай в Беларуси: активный бизнесмен с COVID-19 скрыл факт возвращения из Италии и за несколько дней в Минске вошёл в контакт с 340 людьми, некоторые из которых заразились.

При этом, по экспоненте растет не только заболеваемость, но и смертность: 24 марта дневная смертность от COVID-19 в мире превысила 2000 человек, но за пять дней до того — 19 марта, — цифра была в два раза меньше, а 14 марта в мире от последствий коронавируса умерло вообще «только» 404 человека.

Какие из этого следует сделать выводы?

Чтобы замедлить распространение вируса, или, как в случае Беларуси, не допустить его разрастания до фатальных масштабов, необходимо до минимума сократить возможности встречи больного и здорового человека — на это и направлены меры европейских стран, включая драконовские условия карантинов.

А там, где жёстких государственных мер не введено, но угроза роста заболеваемости существует, эпидемиологи призывают людей к ответственности и самостоятельному «социальному дистанцированию».

Медики даже запустили флешмоб #StayAtHome — «Оставайся дома», к которому присоединились и наши врачи.

Белорусские врачи, фото из социальных сетей

Но очевидно, что позволить себе полную социальную изоляцию могут не все белорусы — пока что Минздрав официально рекомендует оставаться дома только тем, у кого есть признаки респираторных инфекций (до выяснения характера заболевания), а также вернувшимся из неблагополучных районов.

Также, вынужденно в больницах изолируются контактные с доказанными больными.

Но уже есть и те, кто в Беларуси изолируется добровольно. Мы поискали такие истории.

Что, реально кто-то пробовал на себе?

Да, и сюжеты разные. На практике рекомендации врачей иногда рвут сердце, об этом нашему блогу рассказала айтишница Светлана, недавно прилетевшая из Чили.

«Я решила побыть дома две недели на всякий случай — если я привезла коронавирус, за это время он должен как-то проявиться. Виделась с мамой только на расстоянии — она положила ключи от квартиры на скамейке перед подъездом, я их взяла и чуть не расплакалась, — говорит девушка. — Мама преклонного возраста и в группе риска, так что обниматься будем позже. Сейчас я работаю удалённо, не встречаюсь ни с друзьями, ни с коллегами, и это сильно давит — я никогда не была одна так долго. Из активных развлечений — в субботу выехала на своей машине в лес, прогуляться. А моя кухня никогда не была такой чистой».

Ещё один айтишник, Андрей, рассказал нам, что решил самоизолироваться даже без заграничных поездок и сразу всей семьёй, вместе с мамой и бабушкой. Пока что это удаётся частично.

«Ещё две недели назад компания, где я работаю, перешла на удалёнку. Сначала я просто работал дома, но ходил в тренажёрный зал и бары. Но до меня долетело, что в одном из этих мест выявили контакт второго уровня, я испугался, потому что сам я после операции и иммунитет, со слов врачей, ещё слабый, решение изолироваться я принял легко», — говорит он.

Бабушку и маму Андрей долго не уговаривал, они легко согласились ограничить контакты. Женщинам 78 и 59 соответственно.

«Я и бабушка никуда не ходим, исключение — мама, она учитель и не может бросить работу, по крайней мере, до весенних каникул, но она туда-назад. Продукты нам привозит доставка, дома всё есть. Кушать мы готовим отдельно, я живу в своей комнате. Дома всё регулярно убирается и проветривается. Психологического дискомфорта нету, все понимают необходимость ограничить себя. Когда всё утихнет, я вернусь жить со своей девушкой».

Мы нашли и семью пенсионеров, ушедших на изоляцию. 76-летняя Анастасия Станиславовна говорит, что ей с мужем страшно — перестали даже ходить в поликлинику для профилактики возрастных болезней.

«Ждём, пока потеплеет, чтобы поскорее уехать из города — на даче нету людей и хороший воздух. Пока что продукты привозят дети. Чтобы не сойти с ума, новости смотрим только раз в день, а так муж что-то делает из старых запчастей радиоприёмника, я посадила рассаду, так и живём», — говорит пенсионерка.

Ещё один наш собеседник, Олег, рассказал, что изолировался вместе с сыном-школьником из-за опасений, что тот может принести вирус из своего класса.

С сыном они сидят дома, иногда выходят на прогулки в парк, когда там никого нету.

«Когда возвращаемся, моем руки. Целый ритуал придумали, чтоб ребёнку не надоело это делать. Больше внимания теперь урокам. Ещё сын захотел сделать мультик со своими игрушками-роботами — мы придумывали сюжет, делали декорации, сейчас фотографируем. Это очень отвлекает от его расспросов о том, почему мы сидим дома». — рассказал мужчина о своих хитростях в обращении с ребёнком.

В самом деле, психологи уточняют, что непривычно долгое совместное пребывание людей может вести если не к ссорам, то напряжению.

«Кризисы были и раньше, но никогда ещё живущим людям массово не приходилось изолировать себя дома, — говорит психолог Мария Павлоградская. — Я бы рекомендовала вместо новостей лучше смотреть фильмы и сериалы, и чтобы каждый поставил себе задачу за время самоизоляции стать лучше — заняться новых хобби, прочитать десяток книг, выучить новые слова, это можно потом обсуждать. И не забывать про спорт».

А один из минских инфекционистов, которому мы дали почитать этот текст, сказал нам, что к тому, что уже делают упомянутые люди, тяжело что-то добавить.

В ограничении социальной активности и есть весь смысл — пусть пока что мы не говорим про полную изоляцию, но нужно исключить посещение общественных мест, общественный транспорт, обсудить с начальством возможность работать из дому.

«Ведь каждый сам может прикинуть количество своих контактов за “обычный” день и за день “на социальных минималках” — отсюда выведите цифру, во сколько раз вы уменьшили возможность заразиться COVID-19.

Ну и дома лучше, пока что, не принимать гостей, чаще делать влажные уборки, если живёте с кем-то более активным — например, студенты снимают квартиру, не допускайте банального пользования одним полотенцем, не пейте из одной кружки.

Сколько жить в таком ритме станет понятно в ближайшее время, т.к. уже есть опыт некоторых стран, говорящий о том, что простые карантинные правила позволяют остановить распространение вируса».