Что случилось?

Пока в лабораториях ищут вакцину или эффективное лекарство от нового коронавируса SARS-CoV-2, рекомендации по профилактике ограничиваются призывом к социальному дистанцированию и соблюдению гигиены, в том числе, с помощью масок и перчаток.

Но на объяснимой панике населения начали паразитировать производители так называемых «фуфломицинов» — лекарств с недоказанной эффективностью, которые в сегодняшних условиях позиционируются как подчёркнуто противовирусные и иммуноукрепляющие.

Так, на многих посещаемых сайтах рядом с новостями про коронавирус можно увидеть рекламу «Бронхо-мунала» — «профессионала в поддержке иммунитета при окружающих инфекциях», либо «Арпетола» — «время не болеть простудой и гриппом» и аналогичных средств, обещающих удивительные защитные свойства.

«Реклама в контексте "эффективности при вирусных инфекциях" это чистой воды спекуляция», — возмущается в комментарии «Талону» анестезиолог-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя» Андрей Витушко.

Врачи, опираясь на методы доказательной медицины, считают, что и названные, и другие так называемые противовирусные средства — это манипуляция и попытка заработать деньги на человеческих страхах, продав в реальности не помогающее средство.

В написании материала нам помогали два анестезиолога-реаниматолога РНПЦ «Мать и Дитя» Дмитрий Солошкин и Андрей Витушко, а также терапевт 28-поликлиники Минска Полина Северова.

Правда не помогают?

От коронавируса не помогают точно.

И хотя российский «Арбидол» (наш «Арпетол» — его аналог) рассматривался как средство, которое, возможно, может облегчить состояние при COVID-19, эксперименты это не подтвердили: в Центре инфекционных заболеваний Гуанчжоу разделили 86 человек с COVID-19 на три группы, где 34 человека получали комбинацию лекарств при ВИЧ инфекции — лопинавир+ритонавир (это помогало при MERS-CoV, отмечается в исследовании), 35 человек — по 200 мг «Арбидола» 3 раза в день, ещё 17 не получали ничего.

Каких-либо положительных эффектов «Арбидола» выявлено не было, только «у 14,3% пациентов в группе Арбидола проявились побочные эффекты, включая тошноту и диарею».

Доктора отмечают, что сам факт попадания этого средства в фокус-группу ни о чём не говорит.

«Есть ясный механизм принятия лекарств как эффективных средств: они тестируются в лабораториях, потом на животных, потом на людях, если их эффект доказан — применяются. В условиях пандемии, когда лечения еще нет, многие этапы из процесса выпадают, появляется понятие „экспериментального лечения“ — назначаются лекарства, которые, может быть, могли бы помочь. Арбидол тоже как-то попал в эту когорту, но эффекта не получилось, по крайней мере, судя по исследованиям», — объясняет Витушко.

Таким образом, медики на передовой могут пробовать все возможные лекарства, которые позиционируются как «антивирусные».

Но речь ещё и о том, что нет никаких общепризнанных доказательств эффективности «Арбидола» и при других респираторных вирусах — а те, которые есть, выглядят как какая-то подтасовка: «отсутствие информации о проекте и числе испытаний, а также сравнительном анализе, указывает на то, что результаты [известных исследований] следует „интерпретировать с осторожностью“, пишет о российских исследованиях арбидола сайт ВОЗ.

«Есть лекарства, которые рекламируют по телевизору для баловства. Это одно. А есть протоколы лечения, в которых — лекарства, рекомендованные для лечения конкретных болезней. И ни в одном протоколе ни одной страны нет ни арбидола, ни циклоферона, ни анаферона, тут не о чем говорить, это всё плацебо», — отрезал в комментарии «Талону» анестезиолог-реаниматолог Дмитрий Солошкин.

На самом деле, в клиническом протоколе диагностики и лечения пневмоний от Минздрава РБ упоминаются осельтамивир (он же Тамифлю, он же «Флустоп») и занамивир, но нет рекламируемых в последнее время «антивирусных» препаратов, как нет их и в клиническом протоколе лечения инфекционных заболеваний.

Если же посмотреть в состав упомянутого «Бронхо-мунала», то окажется, что там «вытяжка» из бактерий Haemophilus influenzae, Diplococcus (Streptococcus) pneumoniae, Klebsiella pneumoniae and ozaenae, Staphylococcus aureus, Streptococcus pyogenes and viridans, Neisseria (Moraxella/Branhamella) catarrhalis. Предполагается, что эти ослабленные бактерии, попав в организм, «активируют антимикробный иммунитет».

Звучит красиво и похоже на принцип действия прививок, но врачи поправляют, что это не совсем так.

«Названия могут восприниматься читающим с трепетом и верой, но по факту — все эти микробы и так живут в организме прямо сейчас, и не в виде лизата, а в живом состоянии, это просто их названия на латыни. Мы знакомы с ними с первого года жизни, поэтому, если дать их ещё немного сверху, не изменится вообще ничего. И я также не встречал хорошо организованных исследований, где бы доказывался полезный эффект этого препарата», — говорит Андрей Витушко.

К тому же непонятно, как бактериальный лизат может помочь в укреплении противовирусного иммунитета — его названия нет, как в перечнях медицинских препаратов на Drugs.com и RXlist.com, так и в рекомендациях ВОЗ.

Но почему тот же «Арпетол» выписывают терапевты?

Дело в том, что сегодняшние «фуфломицины» далеко не первые псевдолекарства в принципе. Давно известно о вере людей в исцеляющие свойства танцев или по-особому завязанных узелков и приговоров.

Учитывая, что в большинстве случаев выздоровление от простуды наступит само по себе, можно считать эффективными любые средства, которые не вредят.

«Глобально, лечение вирусной инфекции — это больше пить, сбивать температуру и лежать в кровати, даже в больнице подход остаётся таким же, если человек туда попадает без бактериальных осложнений, — объясняет Андрей Витушко. — У пациента иногда может появиться чувство, что его не лечат, как должны были бы, он задаёт вопросы и возмущается. Может быть, чтобы избежать таких ситуаций и возможных жалоб начальству о бездействии, некоторые врачи считают за лучшее ничего не доказывать, а дать какое-то «противовирусное».

Терапевты подтверждают, что приблизительно так и получаются странные назначения — часто сам пациент настаивает на условном арбидоле, ссылаясь на положительный опыт каких-то своих родственников, или просто желая получить некое «лечение».

«Эффективность „фуфломицинов“ сомнительна, это и не лекарства и не витамины — непонятно что. Но люди привыкли, что что-то надо пропить, — рассказывает „Талону“ терапевт 28-й поликлиники Минска Полина Северова. — Приходит человек с вирусом, я назначаю ему постельный режим и обильное питье. Реакция: „Доктор, алло, в смысле питьё, а таблетки?!“. Потом он выходит из кабинета и в аптеке сам себе покупает антибиотики и рассказывает про это на следующем приёме. Поэтому, кому можно донести, тому стараюсь, кому нет — приходилось выписывать фуфломицины, каюсь, но лучше это, чем самовольные приёмы антибиотиков».

Интересно, что за границей вирусные респираторные инфекции, которые называются «common colds» — «простуды», вообще не лечатся с помощью каких-то специальных средств.

Американский Центр по контролю и профилактике заболеваний, регламентирующий методы лечения, прямо пишет, что от простуды, вызванной риновирусами, коронавирусами, аденовирусами и др., лекарств нет: «Чтобы чувствовать себя лучше, вы должны больше пить и отдыхать».

Люди пока научились лечить или предупреждать лишь немногие вирусы.

«Поддаются подавлению и лечению вирусы гепатита, ВПЧ, возможно затормозить развитие ВИЧ и снизить проявления герпеса. Используются интерфероновые препараты, но это совсем другие -фероны с иными механизмами действия и жуткими побочками, от ОРВИ лекарств нет, за исключением гриппа — считается, что грипп всё же поддаётся тамифлю», — резюмирует Витушко.

Если всё так, почему про это не говорят?

Социально-политическая ситуация в СССР, откуда родом большинство сегодняшних псевдолекарств, не предусматривала активный обмен информацией с мировым сообществом, это создало условия для многолетнего культивирования и поддержки иллюзии эффективности.

И хотя это ясно и чётко понимают медики, остаётся экономика вопроса «фуфломицинов» и его маркетинг, а также уровень образованности пациентов, на которые медики не влияют.

То, что у нас и в России может считаться эффективным средством — а таких «фуфломицинов» тысячи, — за границей просто не воспринимают, не используют и не регистрируют в качестве лекарств.

А, несмотря на громкие разоблачающие материалы и намёки на возможные коррупционные связи бенефициаров заводов-производителей и ответственных чиновников, в России внесли тот же арбидол в стратегический список важных для жизни лекарств.

«Раньше всё лечили кровопусканием, в это верили и этим лечились, но кровопускание стало первым методом, неэффективность которого была доказана в рамках методов доказательной медицины. Я думаю, такая же судьба ждёт и сегодняшние оральные аналоги кровопускания», — резюмирует Андрей Витушко.

Резюмируя, можно сказать, что попытки улучшить иммунитет безрецептурными средствами, которые позиционируются как помощники в профилактике и борьбе с вирусными инфекциями, выглядят бесполезными.

На иммунитет влияют, в первую очередь, образ жизни: качество сна, условия работы, сбалансированность питания.

А снизить вероятность заражения в период обострения простуд можно простыми санитарными правилами: мытьём рук и дистанцированием от чихающих и кашляющих людей.