Среди множества болезней человечества есть в определенной степени романтичные патологии — одной из них является розацеа. Сухой медицинский язык описывает розацеа как «широко распространенное заболевание, характеризующееся покраснением и расширением сосудов на лице, грубостью кожи с воспалительными папулами и пустулами». Вы скажете: и что же здесь романтичного? Однако послушайте Уильяма Шекспира в его ранней пьесе «Комедия ошибок»:

Антифол Сиракузский: А где Америка и обе Индии?
Дромио Сиракузский: О, сударь, на ее носу, украшенном сверху донизу рубинами, карбункулами и сапфирами; все они рассыпали свои сокровища под горячим дыханием Испании, пославшей целые армады галер для разгрузки под ее носом.

Довольно красочно Шекспир описал одно из проявлений розацеа — изменения носа в виде так называемой ринофимы.

Классические папулы и пустулы на фоне покраснения лица отмечены в произведении английского драматурга Томаса Деккера «Вавилонская блудница»: «…на ее лице было полно красных прыщей от регулярной выпивки, к которой были склонны дамы этого сорта».

На самом деле, герой Деккера был неправ — розацеа не имеет прямой связи с количеством или качеством употребляемого алкоголя. Но покрасневшее лицо и вздутый нос являются настолько яркими стигмами, что даже современное общество зачисляет таких людей в хронические алкоголики.

Несмотря на стигматизацию в обществе, розацеа не имеет прямой связи с количеством или качеством употребляемого алкоголя.

«Красная женщина»

В недавнем отчете международных экспертов о проблеме розацеа в мире «Rosacea: Beyond the visible» упоминаются комментарии многих пациентов. Они ярко демонстрируют отношение к ним друзей, родственников и даже врачей.

Вот лишь некоторые из них:

  • «Я изменила режим питания, теперь мне приходится избегать острой пищи. Я стала пить меньше алкоголя в общественных местах и, честно говоря, периодически просто отказываюсь идти на вечеринки».
  • «В моем детстве у отца был большой красный нос, как у алкоголика, хотя он никогда не пил».
  • «Она (врач) сказала, что у меня достаточно распространенное состояние. Некоторые люди склонны к нему, и мне не о чем беспокоиться».

Если вы привыкли ругать отечественную медицину за безразличие к пациентам, то последний комментарий прекрасно демонстрирует, что внимание врача не сильно зависит от страны проживания.

Розацеа считается типично женской болезнью, тогда как ринофима — мужской. Соотношение мужчин и женщин с ринофимой колеблется от 5:1 до 30:1, в зависимости от оценки. Но ведь от красного лица, сыпи и вздутого носа никто не умер. Так может, и нет проблемы?

Однако вот еще немного информации из того же отчета «Rosacea: Beyond the visible»: 

  • 86% пациентов корректируют свое поведение, чтобы справиться с симптомами
  • 20% пациентов вносят существенные изменения в повседневную жизнь — избегают общения, встреч с друзьями и др.
  • Люди, которые считают, что розацеа значительно влияет на их жизнь, посещают врачей в более чем 2 раза чаще — в среднем 9,9 против 4,4 визитов в год

Таким образом, розацеа «давит» не только на психику человека, но и на систему здравоохранения. В попытке избавиться от страданий, люди начинают регулярно ходить к врачам, создавая дополнительную нагрузку. Например, число пациентов, посещавших отделение неотложной помощи по причине розацеа за последние 12 месяцев, варьируется от 13% до 26% в разных странах (данные 2018 г.).

А ведь проблему можно легко решить… или нет?

Страдающие от розацеа люди посещают врачей в более чем 2 раза чаще — в среднем 9,9 против 4,4 визитов в год.

«Стезя страданий»

Если очень кратко, то причина розацеа неизвестна. На этом можно и завершить рассказ, но кое-что современной науке все-таки известно. Так, одна из современных теорий гласит, что розацеа представляет собой комбинацию трех факторов:

  • Патологический иммунный ответ
  • Аномальная передача сигналов к сосудам
  • Нарушение микрофлоры

В итоге растет чувствительность кожи, на фоне чего возникает хроническое воспаление. Это крайне упрощенная модель розацеа, к тому же далеко не единственная. Более сложный вариант описан немецким профессором Гердом Плевигом с соавторами в книге «Plewig and Kligman´s Acne and Rosacea».

Основная идея заключается в том, что внутриклеточный органоид клетки — эндоплазматический ретикулум — испытывает стресс. Эндоплазматический ретикулум окружает клеточное ядро и несет ответственность за важнейшие функции: синтез и транспорт белков, липидов, стероидов и многие другие. По сути, это «дворецкий ядра», который знает все его желания и максимально точно их исполняет.

По причинам, которые еще предстоит выяснить, «дворецкий» испытывает стресс. В результате активируется синтез противомикробного пептида кателицидина (CAMP LL-37), количество которого растет в коже пациентов с розацеа. Кателицидин является критически важным участником защитных процессов и действует в качестве «тревожной кнопки» для иммунной системы.

Под его влиянием через ряд указанных на рисунке процессов в коже развиваются патологические изменения — ангиогенез (рост мелких сосудов), нейтрофильная инфильтрация и дегрануляция тучных клеток (воспаление), поляризация клеток Th17 (патологический иммунный ответ), фиброз (рубцевание).

В результате формируется типичная клиника розацеа.

Классическими проявлениями розацеа на лице являются: гиперемия (покраснение), телеангиэктазии (расширенные сосуды), грубость кожи, воспалительные папулы и пустулы.

«Поцелованные огнем»

Классическими проявлениями розацеа на лице являются: гиперемия (покраснение), телеангиэктазии (расширенные сосуды), грубость кожи, воспалительные папулы и пустулы. Сперва они появляются под действием провоцирующих факторов — триггеров, а в дальнейшем могут становиться постоянными спутниками человека.

Основными триггерами розацеа являются: 

нахождение под солнцем50%
употребление алкогольных напитков33%
острая пища26%
баня и сауна25%
жаркая либо холодная погода24%
декоративная косметика21%
социальные контакты17%
посещение бассейна15%
занятие спортом15%
горячая пища13%
работа за компьютером7%
работа в саду6%
длительное чтение5%
вождение авто4%
остальные активности1%
не установлено14%

Вообще с триггерами все обстоит сугубо индивидуально — пациентам рекомендовано вести дневник, на основании которого устанавливаются моменты обострения розацеа. Соответственно, единственным максимально эффективным методом борьбы с патологией является избегание триггеров.

Коронавирус внес дополнительный вклад в клинику болезни. На фоне инфекции стали фиксироваться не только случаи «маскне» — угрей на лице от длительного ношения маски, но и «масочного розацеа». Маска создает на лице своеобразный парник, что негативно сказывается состоянии кожи и может провоцировать у некоторых людей обострение розацеа. Пока детальный анализ числа таких пациентов никто не проводил, но единичные случаи уже отмечены.

Если розацеа не лечить, на носу человека формируется своеобразный конгломерат, в медицине называемый ринофимой.

Шишковидный нос — ринофима говорит о крайне запущенной стадии розацеа, но иногда появляется самостоятельно. Мужчины болеют намного чаще женщин.

«Сломленный человек»

Ринофима в большинстве случаев является конечной точкой увеличения сальных желез с обильным ростом сосудов носа на фоне их воспаления и рубцевания. Это говорит о крайне запущенном состоянии розацеа. Но иногда ринофима возникает самостоятельно, в качестве отдельной формы болезни.

Само слово «ринофима» происходит от греческого «rhinis» (нос) и «phyma» (рост). В русском языке ее также называют Винный нос, Шишковидный нос, Медный нос, Луковичный нос. А большинство английских бытовых названий напрямую отсылают к алкоголизму: Bottle nose, Brandy nose, Rum nose, Whiskey nose, Toperʼs nose. Есть даже одно «персональное» имя ринофимы — W.C. Fields nose, в честь американского комика, актера, фокусника и писателя Уильяма Клода Филдса.

В большинстве случаев нос пациента с ринофимой шишкообразно увеличен, с крупными дольчатыми и бугристыми разрастаниями. На его поверхности хорошо заметны расширенные сосуды с крупными устьями сальных желез, из которых активно выделяется большое количество кожного сала — себума. Иногда разрастания идут неравномерно, за счет чего симметрия носа нарушается.

В редких случаях ринофима может распространяться за пределы носа и поражать ушные раковины, формируя бугристые и «ломаные» уши.

Наиболее эффективным методом лечения розацеа является избегание провоцирующих факторов. Новые стратегии — использование пре- и пробиотиков, местных ингибиторов TRPV рецепторов.

«Лечение близко»

Основным и наиболее эффективным методом терапии розацеа является избегание провоцирующих факторов. Как говорится, нет триггеров — нет проблем.

Следует снижать употребление алкоголя, контролировать нервное напряжение и стресс, меньше пользоваться декоративной косметикой или находить приемлемые для себя марки. Здесь приветствуется строго индивидуальный подход к каждому человеку — только в этом случае можно достичь успеха.

Качественная защита от солнца при розацеа имеет большое значение. Более подробно о методах защиты вы можете узнать из статьи «Большой солнечный гайд», но если вкратце:

  • На лицо обязательно следует наносить средства с SPF 50 при индексе ультрафиолета 3-4 и выше;
  • Лучшей защитой от солнца является тень;
  • Если вам идет широкополая шляпа — это прекрасное решение в любое время года;

Адекватный уход за кожей — за этим понятием скрывается обширный спектр процедур, индивидуальных для каждого пациента. Необходимо в первую очередь забыть об окклюзивной (пленкообразующей) косметике, поскольку она ухудшает состояние кожи при розацеа. Рекомендуется качественное очищение и увлажнение, возможно назначение метронидазола, азелаиновой кислоты и других топических средств. В некоторых случаях хорошо показали себя некоторые антибиотики, чей механизм действия при розацеа не относится к антибактериальному.

Электрохирургия может устранить расширенные сосуды, но не решит проблему розацеа в целом. Под влиянием триггеров телеангиэктазии на лице появятся вновь.

Хорошим вариантом лечения поверхностных и глубоких сосудов являются лазеры. Их энергия избирательно поглощается оксигемоглобином крови, в результате чего расширенные сосуды «сжимаются». Из недостатков можно отметить болезненность процедуры и некоторая вероятность осложнений, включая кровоизлияния в кожу.

Неплохо себя зарекомендовало лечение интенсивным импульсным светом — IPL-терапия. В целом и лазерная, и IPL-терапия не решают проблему розацеа на глубинном уровне — они лишь борются с проявлениями болезни.

Из новых стратегий, которые могут влиять на патогенез розацеа — использование пре- и пробиотиков, местных ингибиторов TRPV рецепторов (транзиторного рецепторного потенциала). В качестве диеты будет полезна клетчатка: капуста, зеленые листовые овощи, грибы, ягоды, фрукты, пероральные пробиотики и омега-3 жирные кислоты.

Пациентам следует помнить, что лечение розацеа — это не спринт, а длительный марафон. От вашей выдержки, желания и стремления достичь выздоровления во многом будет зависеть финальный результат.