За два предыдущих года мир столкнулся со вспышками забытых болезней, в частности — кори. Только в соседней Украине за апрель 2018 — май 2019 зафиксировали 78 659 случаев, в т. ч. более 20 смертельных.

Со вспышками столкнулись также страны ЕС, вроде Германии, Британии и Франции. Настораживающая ситуация с корью и коклюшем сложилась в России.

Примечательно тут то, что эти болезни вызывает не какой-то мутировавший вирус, а давно известный возбудитель, с которым люди умеют успешно бороться.

Причиной же массовых заражений последних лет стал осознанный отказ от прививок на фоне расслабленных позиций систем охраны здоровья, не ставших первое время переубеждать людей.

Тут велика роль интернета — с его развитием частные сомнения в эффективности вакцин заимели своих пророков и оформились в движение «антипрививочников», которое ВОЗ в итоге стало считать одним из тринадцати глобальных вызовов мировой системе здравоохранения, наравне с ВИЧ или грязной водой.

В итоге во многих странах пришли к тому, что просто начали штрафовать за отказ прививать детей, как в Германии, или не принимать таких детей в садики, пока их не вакцинируют, как в США. В Австралии родителей, которые не привили детей от менингококка, лишают пособий.

В Беларуси же антипрививочные настроения пока ещё маргинальные, но врачи опасаются их разрастания с учётом того, что белорусы, украинцы и русские часто вдохновляются одними и теми же источниками информации о воображаемом вреде прививок.

К тому же точно известно, что в более чем сотни случаев кори в Беларуси потерпели именно непривитые люди.

Разобраться, что нужно знать о прививках и как воспринимать их противников «Талону» помогали три медика: анестезиолог-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя» Андрей Витушко, гематолог РНПЦ детской онкологии Маргарита Захаревич и иммунолог-заведующий лабораторией генетических биотехнологий того же РНПЦ Александр Мелешко.

Как работают вакцины?

Прививки бывают разных типов: живые, инактивированные, токсойдные и тд., но главный принцип прост — организм обманывают, заставляя его вырабатывать антитела и запоминать их в борьбе с призраком инфекции, чтобы получить иммунитет на случай встречи с полноценной.

То, что так можно, в Европе поняли в 18 веке, когда оказалось, что заражение лёгкой в течении коровьей оспой создаёт иммунитет к смертельной чёрной оспе.

С того времени механизм работы совершенствовался и масштабировался на другие заболевания, преимущественно — смертельные.

Многие болезни, вроде кори, коклюша и полиомиелита не имеют специфического лечения, но вызывают серьёзные осложнения и лидируют в списке детских убийц, поэтому считается, что лучше просто не болеть, предварительно привившись.

Почему важна именно массовая вакцинация?

«Возбудители забытых болезней никуда не делись и циркулируют дальше. Если в обществе много привитых, то, когда вирус попадает к человеку, у него не получается внедриться, человек не заболевает сам и не становится разносчиком. Для разных болезней разные пороги заградительного процента привитых — для кори, например, это 95%. Как только доля привитых в популяции снижается ниже этого процента, сразу же начинаются случаи заболеваний и неконтролируемой передачи», — рассказывает «Талону» анестезиолог-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя» Андрей Витушко.

Другими словами, вакцинация работает только тогда, когда её много.

А на примере коронавируса мы можем видеть, как распространяется болезнь в популяции, которая не имеет иммунитета — «китайский» вирус через 5 часов авиаперелета становится вполне себе белорусским. Так же быстро могут распространяться и другие возбудители.

По оценкам экспертов, прививание детей помогает предотвратить до 15 миллионов смертей в год.

Что говорят антипрививочники?

Их аргументы базируются, в основном, на устаревших представлениях о побочных эффектах и гиперболизации возможного вреда.

На самом деле, на заре истории вакцинирования медики ещё не умели совершенно ослаблять вирус и, иногда, прививка приводила к реальному заражению.

Но с тех пор усовершенствовались лаборатории и методы испытаний, подобные истории остались в прошлом веке, такие апелляции нельзя воспринимать серьёзно.

Если отбросить другие, откровенно бредовые доводы, вроде заговора о всемирной стерилизации, или критического количества ртути в прививках (в одной морской рыбе ртути может быть больше, чем во всех полученных за жизнь прививках) то окажется, что единственный правдоподобный аргумент антипрививочников в том, что, якобы, с развитием общества и улучшением санитарной обстановки риск получить осложнения при прививании становиться больше, чем вероятность заболеть.

Иногда такие рассуждения подкрепляют математическими расчётами. Но те, кто способен в них поверить, как правило, не понимают самого важного — вероятность подхватить условную корь сегодня такие низкие из-за того, что высчитываются исходя из общей привитости популяции, “вакцинного щита”, который защищает в том числе случайно непривитых.

Врачи добавляют, что запал антипрививочников обычно гаснет, когда приходится столкнуться с реальными болезнями, которые можно было предотвратить.

Ведь тот же коклюш — это тяжёлая болезнь, с судорожным кашлем, рвотой, когда родители полотенцами ловят рвотные массы перед ребёнком, видят приступы удушья, синеющих детей.

Врач-гематолог РНПЦ детской онкологии Маргарита Захаревич рассказывает случай, которому сама стала свидетелем.

«От недостаточной компетентности педиатра или нежелания переубедить родителей иногда страдают самые уязвимые категории детей: например, недоношенный ребёнок, которого перед прививкой предлагалось “подрастить” и “ещё потолстеть” в итоге в 8 месяцев переболел тяжёлой формой коклюша, побывав в реанимации на ИВЛ (аппаратом искусственной вентиляции лёгких), и всё могло кончиться печально. И это история не про то, что родители были против, а про то, что они сами не настояли на прививке.

Проблема не всегда в родителях, иногда от некоторых педиатров можно услышать что-то в духе “О боже, а зачем вам прививаться от ветрянки? Он же переболеет сам и всё будет хорошо”. Но ветрянкой тоже можно болеть тяжело», — говорит Захаревич.

«В целом кошмарить родителей историями в духе “что бывает, если не прививать ребёнка”, — неблагодарное дело, — считает Маргарита. — Человек должен не бояться, а понимать, для чего это.

Казалось бы, ситуация в Украине с корью и дифтерией — это сплошной негативный пример в пользу того, чтоб бежать на вакцинацию, однако и там, пока не случится беда у друзей-близких, не спешат прививаться.

«К сожалению, не встроен счётчик “сегодня прививка защитила меня от кори 2 раза, от коклюша 10 раз и от краснухи 3 раза”, чтобы каждый мог ясно прочувствовать её действие»

По словам Захаревич, из-за во многом патерналистской модели белорусской медицины некоторые родители считают, что не должны задавать вопросы, а по-умолчанию делать так, как сказал врач.

Но в ситуации, когда люди боятся задать вопрос, появляются страхи: «Я делаю своему ребёнку непонятную процедуру, о которой я где-то читал или слышал что-то плохое».

«Мне знакома история, когда мама не хотела прививать дочку, потому что у соседки ребёнок с аутизмом, он привит. Соседка верила, что аутизм развился из-за прививок. Конечно, никакой связи тут быть не может, тут психологический момент — люди не готовы принять, что их ребёнок такой, они хотят назначить ответственного за это, в этом случае ответственной выходит прививка. Понадобился год бесед с женщиной, рассказов про реальные побочки, отсутствие связи с аутизмом, и так далее, прежде чем она передумали», — рассказала доктор.

Она добавляет, что встречаются и радикальные антипрививочники, их обычно переубедить невозможно. При этом, каждый верит в какую-то свою мотивацию, потому-что все читают разное.

«Обычно, у радикального антипрививочника самый частый вопрос к доктору, ко мне, такой: “Привиты ли мои дети?”, — да, мои дети привиты!», — говорит Захаревич.

Так у прививок реально есть побочные эффекты, какие?

Есть, как и у любого лекарства. Но медицина больших чисел говорит нам, что главное — это защита популяции, а из частных случаев побочных реакций нельзя делать выводы об общей небезопасности вакцин.

Впрочем, а как именно и как часто проявляются побочные эффекты?

«Некоторые риски есть, но они минимизировались от времён появления первых вакцин, — рассказывает «Талону» иммунолог Александр Мелешко, заведующий лабораторией генетических биотехнологий Республиканского научно-практического центра детской онкологии, гематологии и иммунологии. — Теперь это на уровне десятых и сотых долей процента осложнений, в зависимости от конкретной прививки. Самое распространенное осложнение — это анафилактический шок, резкая непредсказуемая реакция, которая может случиться на что угодно: на вакцину, на пыльцу, на клещей, на еду. В целом такая реакция довольно неприятная, но для этого рядом с человеком пятнадцать минут после прививки находится медик, который может эту реакцию проконтролировать и остановить».

Гематолог Мария Захаревич добавляет ещё один случай из личной практики.

«Я вспоминаю реакцию на КПК (комбинированная вакцина от кори, паротита и краснухи), когда возникла тромбоцитопения. Но что это? Как правило, течение благоприятное, все восстанавливают уровень тромбоцитов или сами, или с помощью иммуноглобулинов, эпизод не повторяется. Случай один на сто тысяч введений. Да, это крайне редкое явление, но родителей нужно предупреждать об этом и объяснять, что осложнение — это не риск смерти, это другое.

Вакцины, вообще, это самые проверенные лекарства, допускающиеся на рынок.

До начала использования они проходят кучу испытаний и тестов, а пост-маркетинговое исследование ведётся постоянно. Так как выборка прививаемых очень широкая, мы имеем самую широкую доказательную базу по безопасности», — говорит она.

Кому и когда нужно прививаться в Беларуси?

В нашей стране действует национальный календарь прививок, в котором 12 позиций, включая дифтерию, столбняк, корь, туберкулёз и тд., эти прививки делаются в детстве.

Если ваши родители ни от чего не отказывались, то у вас, скорее всего, всё хорошо, но это можно проверить в своей амбулаторной карте.

Медики также обращают внимание на то, что иногда белорусские педиатры забывают порекомендовать детям прививки, которых нет в обязательном календаре.

«Я рекомендую узнавать у педиатра про опции сверх календаря. Например, прививка от пневмококка входит в национальный календарь только для узкой группы детей, но её могут сделать всем на платной основе. Прививка снижает риск отитов, пневмонии, сепсиса. Бывает, терапевт по какой-то причине не упоминает о возможности привиться, в итоге много детей потом с шунтами в ушах, после перфорации барабанной перепонки, приходят к ЛОРу. И уже он рассказывает родителям про прививку от пневмококка, — говорит Маргарита Захаревич и добавляет, что разговор с врачом иногда строится изначально неправильно, потому что родители задают вопрос "а от чего необязательно прививаться?", хотя он должен звучать как "а от чего ещё я могу защитить своего ребёнка?"».

Взрослым же, как правило, рекомендуют делать прививки от вирусных гепатитов, а также специфические вакцины путешественников при выезде в районы, где можно подхватить условную лихорадку Западного Нила или Японский энцефалит.

Также рекомендуются сезонные прививки от гриппа. Хотя они и не дают 100% гарантии незаражения, но, в любом случае, помогают нивелировать возможные осложнения.

Есть смысл привиться и от ВПЧ (вируса папилломы человека) — некоторые из них онкогенные и особенно опасны для женщин.

А есть ли те, кому прививки реально противопоказаны?

Такие люди есть. К каждой отдельно взятой вакцине есть свой лист противопоказаний. Как правило, там беременность, разного рода гиперчувствительность и иммунодефициты — при них не всегда имеет смысл вводит вакцину, потому что просто не будет иммунного ответа.

Если вам интересно, то полный список противопоказаний можно посмотреть тут.

Временными противопоказаниями считаются состояния болезни, но после прохождения симптомов прививки делать можно.